?

Log in

No account? Create an account
КЛАЙВ ЛЬЮИС в СТРАНЕ ТЕНЕЙ - Владимир Чубуков — ЖЖ
Январь 29, 2010
08:53 pm

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
КЛАЙВ ЛЬЮИС в СТРАНЕ ТЕНЕЙ
По TV шёл какой-то английский фильм «Страна теней». Режиссёр – Ричард Аттенборо, в главной роли – Энтони Хопкинс. А я пил чай и без особого интереса скользил взглядом по экрану. Хопкинс играл роль оксфордского профессора.

Интересно стало, когда оказалось, что профессор, изображаемый Хопкинсом, – ни кто иной, как автор «Хроник Нарнии», Клайв Стейплз Льюис. Фильм рассказывал о трагедии Льюиса и его жены Джой.

В общих чертах эту историю я знал уже давно. Американская писательница Джой Дэвидман (в фильме – Гришем) была больна раком. Врачи вынесли приговор – смерть неизбежна. Льюис обвенчался с ней в больничной палате. До больницы они уже сочетались гражданским браком, но повенчаться не смогли, т.к. Джой была разведена, а у англикан разведённых не венчают. Но когда Джой начала умирать, один священник, друг Льюиса, пошёл на риск и, вопреки воле епископа, совершил венчание.

После этого у Джой началась ремиссия. Она встала на ноги.

В фильме создано впечатление, будто её ремиссия длилась недолго, какие-то недели или месяцы, но, на самом деле, она длилась два года.

А потом Джой умерла от рака. Когда у неё началась ремиссия, Льюис сам заболел раком, от которого он и умер через три года после Джой. В фильме про рак у Льюиса не сказано ни слова.

Самый впечатляющий эпизод фильма – тот, где показана смерть Джой. В целом же фильм особыми художественными достоинствами не обладает, это просто добротное кино с хорошей актёрской игрой и с некоторым количеством сентиментальных соплей; и если бы фильм не был основан на фактах из биографии Льюиса, а был чистой выдумкой, то не представлял бы никакого интереса вообще (кроме, разве что, великолепной игры Энтони Хопкинса). А так, несмотря на все свои недостатки, фильм ценен тем, что побуждает зрителей обратиться к произведениям Льюиса и, прежде всего, к лучшей из его книг…

Вскоре после смерти жены Льюис исписал четыре тетради, из которых составилась книга «Боль утраты. Наблюдения» («A Grief Observed», 1961). О ней-то я и хочу поговорить.

Когда-то я начинал её читать, но отложил в сторону, и не потому что она мне не понравилась – напротив, понравилась больше всего остального, что я читал у Льюиса, – а потому что каждый абзац этой книги (особенно, в первой части) наполнен таким мраком и горем, что просто тяжело было всё это читать (хоть я и любитель мрачной литературы). Ну, а теперь, после фильма, дочитал книгу до конца. Некоторые читатели называют эту книгу страшной, и эпитет этот достаточно справедлив.

Не знаю другой книги, в которой были бы такие глубокие философско-психологические размышления о смерти, точнее, о переживании смерти близкого человека. Ни Достоевский, ни Платонов, ни Розанов, ни Шестов, ни Бердяев нас такими экскурсами в глубины посмертного горя не порадовали (если только уместно употреблять в данном случае слово «порадовали»).

Я не отношусь к числу поклонников Клайва Льюиса. Его проза, на мой взгляд, плоха (более-менее приличен, разве что, роман «Пока мы лиц не обрели»). Его религиозная публицистика и апологетика местами любопытна, но в целом вызывает у меня зевоту пополам с лёгким раздражением. Но «Боль утраты» – это что-то особое; кажется, что либо эта книга написана не Льюисом, либо прочие его книги написаны не им. Автор этой книги – совсем не тот человек, что написал «Просто христианство» и «Хроники Нарнии». (Уж не поэтому ли в русскоязычное 8-томное собрание сочинений Льюиса «Боль утраты» не вошла?) Между «Болью утраты» и предыдущими книгами Льюиса лежит целая пропасть, через которую автор не перешёл по мосту и не перепрыгнул, а в которую он провалился и из которой поднялся на другом берегу другим человеком.

Это не просто моё читательское ощущение; сам Льюис сознавал, что смерть жены сделала его другим человеком, что она разрушила его прежнюю веру, как карточный домик. Вот как он об этом пишет:

«Какое основание для сомнений в том, во что я всегда верил? Мне прекрасно известно, что каждый день во всем мире умирают люди, происходят вещи и пострашнее. <…> Я не получил ничего, чего бы я не ожидал. Конечно, большая разница, когда это случилось с тобой, а не с другими, и не в воображении, а в действительности. <…> Если мой дом рухнул от одного дуновения, значит это был карточный домик. Вера, которая "все принимала во внимание", была воображаемой. "Принимать во внимание" не значит "сопереживать". Если бы меня действительно волновали чужие горести, как я полагал, я не был бы так придавлен собственным горем. Это была воображаемая вера, играющая с безобидными фишками, на которые наклеены бумажки со словами: "болезнь", "боль", "смерть" и "одиночество". Я верил, что моя веревка достаточно крепка, пока это было не так уж важно, но когда встал вопрос, выдержит ли она мой вес, выяснилось, что я никогда и не верил в ее крепость.

Любители бриджа утверждают, что надо непременно играть на деньги, иначе теряется интерес. Так же и здесь. Если вы ничего не ставите на кон, то и неважно, есть Бог, нету Бога, милосердный Он, или злобный космический садист, есть ли вечная жизнь или ее нет. И вы никогда не осознаете, насколько это для вас важно, пока не начнете играть не на фишки и не на шестипенсовики, а поставите на кон все, что имеете, до последнего пенни. Только это может встряхнуть такого, как я, и заставить пересмотреть свои взгляды, начать думать и верить по-новому. Такому требуется дать хорошего тумака, чтобы привести в чувства. Иногда правды можно добиться только пытками, и только под пытками ты сам узнаешь правду»
;

«Он [Бог – В.Ч.] знал с самого начала, что мой храм – это карточный домик. И единственный способ заставить меня это понять – развалить его».

Льюис был знаменитым апологетом христианства в атеистический век, его апологетикой и сейчас многие зачитываются, но… вся его вера была воображаемой, прочность её оказалась не больше прочности карточного домика, – вот что внезапно понял он, оглянувшись на себя из того мрака и той боли, в которые был загнан судьбой.

Помню, читал его книгу «Просто христианство», и меня покоробил в ней один пассаж:

«Я часто думаю про себя, что бы случилось, если бы, когда я служил в армии во время первой мировой войны, я и какой-нибудь молодой немец одновременно убили друг друга и сразу же встретились после смерти. И, знаете, я не могу себе представить, чтобы кто-то из нас двоих почувствовал обиду, негодование или хотя бы смущение. Думаю, мы просто рассмеялись бы над тем, что произошло».

Здесь чувствуется какое-то до тошноты лёгкое отношение к смерти и к жизни, балансирующей на смертном краю. Убили друг друга, встретились, посмеялись – ха-ха, хе-хе… А в «Боли утраты» он пишет:

«Очень трудно выносить тех, которые говорят: "Смерти нет" или "Смерть не имеет значения". Смерть есть и она имеет значение, и ее последствия неизбежны и непоправимы», – слова совсем другого человека.

Пока бритва горя не разрезала напополам его разум и сердце, Льюис не столько проповедовал христианство, сколько играл в него и проповедовал эту игру. Его книгу «Просто христианство» следовало бы назвать «Просто игра в христианство», – было бы точнее. Вот сейчас, прочитав «Боль утраты», я вновь открыл давно уже читанное «Просто христианство» и попробовал перечитать… нет, не то, на фоне «Боли утраты» это какое-то плоское и самодовольное развлечение автора, искренне полагающего, что он вовсе не самодоволен, что он рассудителен и глубок (пусть простят меня почитатели Льюиса).

Правильно говорил Василий Розанов, что религия рождается из жизненной боли; для Льюиса религия по-настоящему началась только после смерти жены. Только тогда Льюис понял то, о чём некогда говорил тот же Розанов: «Любовь есть боль. Кто не болит (о другом), тот и не любит (другого)» (Опавшие листья. Короб первый).

Во время написания «Просто христианства» у Льюиса и близко не было подобной мысли. Что он тогда писал о любви? Вот что он писал:

«Любовь помогает нам быть великодушными и мужественными, раскрывает перед нами не только красоту любимого существа, но и красоту, разлитую во всем, и, наконец, контролирует (особенно вначале) наши животные половые инстинкты. В этом смысле любовь – великая победа над похотью. <…> Любовь – именно любовь, в отличие от влюбленности, – не просто чувство. Это глубокий союз, поддерживаемый волевыми усилиями, укрепляемый привычкой. Любовь укрепляется (в христианском браке) и благодатью, о которой просят и которую получают от Бога оба партнера. Поэтому они могут любить друг друга даже тогда, когда друг другом недовольны. (Ведь любите же вы себя, когда недовольны собой.) Они в состоянии сохранить эту любовь и тогда, когда каждый из них мог бы влюбиться в кого-нибудь еще, если бы позволил себе. Влюбленность в самом начале побудила их дать обещание верности друг другу. Вторая, более спокойная любовь дает им силы хранить это обещание. Именно на такой любви работает мотор брака. Влюбленность была только вспышкой для запуска».

Читать такое – это всё равно что набрать полный рот опилок и жевать их. Если это слова христианина, то этот христианин явно был андроидом (да ещё к тому же не лучшей модели). [Мне, конечно, кто-нибудь из читателей скажет: «Сам ты андроид!»; не буду спорить, готов сознаться и, тем не менее, от оценки процитированного пассажа не отказываюсь.]

Но вот что пишет Льюис позже – спустя почти два десятилетия по общепринятому летоисчислению и спустя вечность по внутреннему летоисчислению человеческой души – пишет после смерти жены:

«Я всегда молился за упокой души неблизких мне людей, я молюсь за них и теперь. Но как только я пытаюсь помолиться за Х. [так он обозначает в книге свою жену Джой – В.Ч.], что-то меня останавливает. Мною овладевают смущение и замешательство, я чувствую нереальность происходящего, как будто я произношу слова в пустоту, и все, о чем я говорю, плод моего воображения. Объяснение достаточно простое. Вы никогда не знаете, насколько сильно вы верите во что бы то ни было, пока истинность вашей веры не станет вопросом жизни или смерти. <…> Сила истиной веры проверяется только испытанием на риск. Вероятно, моя вера (я думал, что я верю) позволяла мне молиться за чужих мне людей и казалась истинной, потому что по большому счету я был равнодушен к их судьбе».

Прежде он молился без настоящей любви, а значит, и без настоящей боли; прежде он верил, что такая молитва свидетельствует о его религиозном чувстве, тогда как она свидетельствовала о религиозном самообмане. Но пришла настоящая боль, – скорлупа самообмана треснула и осыпалась. И у Льюиса начали рождаться странные мысли, странные чувства.

«Мне говорят: "Ей сейчас хорошо", мне говорят: "Она успокоилась". Откуда у них такая уверенность? Я не хочу сказать, что я боюсь самого худшего. Чуть ли не последние ее слова были: "Я в мире с Богом", а она не всегда была с Ним в мире. И она никогда не лгала. И ее было трудно обмануть, особенно, если этот обман был в ее пользу. Я не говорю, что она солгала. Но откуда они взяли, что со смертью кончаются все страдания? Половина христианского мира и миллионы верующих на Востоке уверены в обратном. Откуда они знают, что она успокоилась? Почему разлука, которая так ужасна для оставшегося, не должна приносить боль ушедшему?

"Потому что она сейчас в руках Бога". Но если на то пошло, она и раньше была в руках Бога, и я видел, что с ней сделали. Что, к нам вдруг относятся более милосердно, как только мы покидаем бренное тело? Если доброта Бога неразрывно связана с причинением боли, это значит, либо Бог злой, либо – Бога нет: ибо в единственной жизни, которая нам дана, Он причиняет такие запредельные страдания, которые даже невозможно себе вообразить. Если Он заставляет нас так страдать при жизни, то Он может вполне причинять невыносимую боль и после смерти»
.

Разве это слова того благодушного англиканина, который сочинил «Просто христианство»? Нет, это говорит человек с какой-то иной конфессией в сердце.

А вот эти слова – на что они похожи:

«Насколько моя вера была воображаемой, а любовь эгоистичной, знает только Бог. Я не знаю».

Чтобы сказать такое, надо уйти далеко за прочерченные Реформацией границы, куда-то в пустыню, и приблизиться к тому миру, откуда до нас дошли обрывки речей, подобных этим: «Когда настало время кончины аввы Агафона, – он пребыл три дня без движения, имея отверстыми глаза и содержа их в одном направлении. Братия толкнули его, сказав: авва! где ты? Он отвечал: предстою суду Божию. Братия сказали ему: отец! неужели и ты боишься? Он отвечал: хотя я старался всеусильно исполнять заповеди Божии, но я человек, – и не знаю, угодны ли дела мои Богу. Братия сказали: неужели ты не уверен, что дела твои благоугодны Богу? Старец сказал: невозможно удостовериться мне в этом прежде, нежели предстану Богу: потому что иной суд Божий и иной – человеческий» (Отечник. Авва Агафон. Гл. 25).

Самая удивительная мысль у Льюиса звучит как бредовый парадокс, как какая-то сумасшедшая шутка, эту мысль невозможно представить себе на страницах «Просто христианства», где Льюис блещет своим умом и, может быть, ослепляет кого-то этим блеском, но, уж точно, не поражает до глубины души.

А мысль такая: если бы Бог был зол, то Он мучил бы людей меньше, чем если Он – добр; если же Бог добр, то пощады не ждите, мучения будут чудовищными.

Бред, не правда ли? Конечно, бред. Но в этом бреду Льюис оказался глубоко прав. Процитирую:

«Самое ужасное, что совершенный милосердный Бог в данном случае ничуть не лучше Космического Садиста. <…>

Жестокого можно задобрить взяткой, или он сам, наконец, устанет от своего утомительного занятия, или на него может найти неожиданный приступ милосердия, как у алкоголика вдруг наступает период трезвости. Но предположим, что вы имеете дело с искусным хирургом, у которого самые лучшие намерения. Чем он добросовестней и добрей, тем безжалостней он будет резать. Если он приостановится в ответ на ваши мольбы, или вообще прекратит операцию, не закончив, то все страдания, которые вы испытали вплоть до этого момента, окажутся напрасными. Но так ли уж необходимы эти запредельные пытки? Что ж, решайте сами, на выбор. Мучения неизбежны. Если они бессмысленны, значит нет никакого Бога, а если Он есть, то Он злой. Но если Бог есть и Он справедлив, значит пытки необходимы. Потому что никакое хотя бы мало-мальски порядочное существо не допустило бы ненужных страданий»
.

Пытки необходимы, если… Бог есть Любовь.

В самом деле, если у тебя больной ребенок, и ты не ведёшь его к врачу, потому что врач причинит ему боль, то какая это любовь? Какой ты тогда отец? Какая ты мать?

Тот факт, что Бог есть Любовь, – это не повод к успокоению, это дверь, через которую в нашу жизнь входит самый запредельный ужас, самое чудовищное страдание. Если бы Бог был Равнодушием, то и жизнь наша застыла бы где-то на середине между чёрным и белым, в сером тумане вечного равновесия. Тогда нам осталось бы слиться воедино с точкой равновесия и раствориться в её нирване, смешаться с туманом и исчезнуть в нём.

Но бытие – это не равнина, это вершины и провалы, чередование запредельных высот и запредельных глубин; и всё это только потому, что Бог есть Любовь; а Любовь – это такая высота, с которой можно сорваться в страшнейшую бездну. И чтобы подняться к Любви из нашей общечеловеческой ямы, неизбежно следует пройти через мучения. Выход наверх – как сказал поэт – всегда через боль.



UPD! Прошу обратить внимание на то, что пишет здесь в комментариях отец Сергий Круглов (kruglov_s_g). У него другое отношение к Льюису, чем у меня: если я Льюиса немного недолюбливаю, то о. Сергий, наоборот, любит его; соответственно и выводы он делает иные. Такую точку зрения обязательно надо учитывать при чтении моих записок, потому что по настоящему понять писателя может только тот, кто его любит, а я не могу сказать, что люблю Льюиса, разве что уважаю. Мой взгляд на него - это не более чем мой личный взгляд, и взгляд далеко не лучший, потому что лучший взгляд на человека исходит только из любви к нему, а не из одного интереса.

(121 комментарий | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:arhyart
Date:Январь 30, 2010 12:49 am
(Link)
Было интересно, чем кончатся Ваши рассуждения...
К сожалению, ничем нтересным они не закончились. Ничего нового. Попытка примирить явление зла с идеей о любящем Боге...

Про Льюиса согласен. Вообще не смог его читать, ибо пустота там невероятная, а попросту говоря - болтовня. А эту книгу нужно будет прочитать. Спасибо!

Ps Некорректно объяснять действия совершенной личности поступками несовершенного мира. Да, в нашем несовершенном мире врач должен делать зло (причинять боль), чтобы получить добро (исцеление болезни). А почему должен-то?? Ответа нет...
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Январь 30, 2010 08:00 am
(Link)
Где же здесь примирение зла с Богом? Напротив: Бог настолько не может примириться со злом, что старается излечить человека от его собственного зла, - отсюда и все мучения. А если б произошло примирение, то всё было бы спокойно: зло разъедало бы людей изнутри, а Бог спокойно смотрел был на это, ничего не предпринимая, и жили бы люди со своим злом в полном комфорте.
[User Picture]
From:o_k_kravtsov
Date:Январь 30, 2010 01:09 am
(Link)
это потрясающий текст, Владимир. Спасибо огромное.
From:kruglov_s_g
Date:Январь 30, 2010 03:32 pm
(Link)
Костя! а ты читал ВСЁ, что до этого написал Льюис? Серьезно, именно это я и советую.
Сначала - все, что ранее, и в завершение - это, "Боль утраты". И увидишь глубочайшую органичность этого дивного человека и христианина...Никакого противоречия в написанном им нет.Все сказано - искренне, всерьез, от опыта чувствующей души и ясного, честного ума.
[User Picture]
From:mondios
Date:Январь 30, 2010 09:55 am
(Link)
Очень интересный текст, Владимир. Спасибо.
У меня тоже было такое же отношение к Льюису, как у Вас. Из его книг я ослил только "Автобиографию", которая тоже, кстати, называется симптоматично: "Настигнут радлостью". Мне показалось, что человек как-то очень сильно хочет показать, что он очень радуется (ведь обретший истину должен радоваться!), но это у него выходило с большой с натяжкой и верить ему в этом совсем не хотелось (в отличие, например, от Шмемана).
А об этой книге (о которой Вы пишете) я даже не знал.
Хотя, если честно, мне и здесь показалось многое странным -- прежде всего, сам подход Льюиса к данной теме, эта необходимость что-то объяснять самому себе, доказывать, в чем-то разбираться, копаться и т.д. Разве нельзя просто полюбить Бога без всяких вопросов? Просто потому что Он есть и что Он близко? Наверное, его книги все-таки больше для людей совсем неверующих...
А Ваши размышления мне очень близки. Спасибо еще раз.
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Январь 30, 2010 10:31 am
(Link)
==сам подход Льюиса к данной теме, эта необходимость что-то объяснять самому себе, доказывать, в чем-то разбираться, копаться и т.д.==

Тут, видимо, просто привычка - постоянно объяснять окружающим свою позицию, и в силу этой привычки он уж не мог не писать. Потом он ещё написал книгу "Письма к Малькольму", о которой издатели говорят, что Малькольм - вымышленный персонаж, тогда как сам текст книги создаёт впечатление беседы с каким-то реальным человеком. Льюису, наверное, часто приходилось публично полемизировать, и он даже в одиночестве продолжал мысленно обращаться в сторону гипотетического собеседника.
(Удалённый комментарий)
[User Picture]
From:whatagain
Date:Январь 30, 2010 03:46 pm
(Link)
«Очень трудно выносить тех, которые говорят: "Смерти нет" или "Смерть не имеет значения". Смерть есть и она имеет значение, и ее последствия неизбежны и непоправимы»

Очень трудно выносить тех, которые говорят это из собственной пустоты, по инерции. Нетрудно выносить ап. Павла когда об этом говорит.

По сути, речь о формальностях, инерции и т.д.

То что с ним случилось с(с его женой) стало центром его жизни, и относительно этого идут все рассуждения. Слово мучитель здесь вообще неверно. Люди бывают искушаемы, но не мучимы, потому что любое мучение бессмысленно. Вообще употребление слова "мучение" здесь, это как бы незаметное замещение одного слова другим.
Невыносимая боль после смерти абсолютно бессмысленна если мы только не примем чистилища.

Да и вообще дух того о чем пишет Льюис и Авва Агафон совсем разный, как мне кажется.

[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Январь 30, 2010 04:20 pm
(Link)
==Да и вообще дух того о чем пишет Льюис и Авва Агафон совсем разный, как мне кажется.==

То, что дух разный, это понятно. Интересно то, что Льюис, протестант, пошатнулся в традиционной для протестантов уверенности в себе.
[User Picture]
From:huorn
Date:Январь 30, 2010 10:42 pm
(Link)
Спасибо за наводку на книгу и за сам пост. Очень важные мысли.
Мне-то кажется, он это знал, и даже в "Хрониках" в куцем и урезанном виде все эти мысли присутствуют, просто он знал головой, так сказать, а потом это прошло сквозь него. И тогда он понял.
Извините, не получается вразумительно сформулировать, надеюсь, Вы поймете. )
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Январь 31, 2010 08:17 am
(Link)
Почему "не получается вразумительно сформулировать"? Всё понятно )) Конечно, все мы многие и многие вещи знаем только головой, а потом приходит момент и кое-что вдруг узнаём всем нутром. Это естественный порядок человеческого познания. Когда, например, св. Игнатий Брянчанинов написал: "Двадцать лет бьюсь, как рыба об лёд, и только теперь начал понимать суть делания иноческого", - это ведь тоже об этом. В случае с Льюисом удивительно не то, что он что-то понимал одной лишь головой, а то, что он сумел взойти на более глубокий уровень познания, тогда как мог бы остаться и на прежней ступени.
[User Picture]
From:taya_5
Date:Январь 30, 2010 11:06 pm
(Link)
оч. люблю Хроники, религиозную философию не смогла, некоторые цитаты попадаются - да, но не целиком. Мне казалось, это от того, что какой-то протестантский, что ли, налет. Педантичный слишком, что ли. Не сформулирую.
Спасибо за книгу, кажется, что Льюис всегда был честен, писал о том, что чувствовал, что понимал о себе, видимо, понимал не все, самообман - да. Если бы не был честен, не дошел бы до этого, не признал, может, сломался бы или разочаровался в вере вообще.
"... как врач, который фиксирует признаки своей смерти для потомков..." да, очень сильно и хорошо сказано.
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Январь 31, 2010 08:20 am
(Link)
То, что Льюис всегда был честен, это никакому сомнению не подвергается.
[User Picture]
From:fr_nosorog
Date:Январь 31, 2010 02:50 pm

Спасибо.

(Link)
За книгу, которую раньше не читал, да и не прочел бы, потому что мне тоже здорово поднадоел "оптимизм" Льюиса, как и вообще всякая "апологетика" и всякая "дешевая благодать" (в терминах Бонхёффера).
И за сказанное Вами. Глубоко и верно.
From:khoron
Date:Февраль 1, 2010 01:42 pm
(Link)
премного..
удивляла в Хрониках какая то нарочитая сюжетность, както полностью убивающая английский парадоксализм.

и при этом всевокруг наиправославнейший англиканин. ну как так?
а тут вот - да!
от Вашего поста сразу просвечивает загадочная линия английского абсурда к мрачной русской Невнятице.

и к слову: "солнце мертвых" Шмелева в его летнем творчестве играет похожую роль разоблачения от самоуспокоения.
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Февраль 2, 2010 04:47 pm
(Link)
==удивляла в Хрониках какая то нарочитая сюжетность==

Толкину, кстати, "Хроники Нарнии" решительно не понравились. Написаны наспех, литературной ценности никакой. Дети, впрочем, ничего, кроме сюжета и не воспримут.
[User Picture]
From:elektrostantsia
Date:Май 9, 2010 03:01 am
(Link)
Здравствуйте...
Сказанное выше в адрес "Хроник" удивительно справедливо, что и открыло мне на них глаза, просто любившей их в детстве и не подвергавшей после того совершенно ни какой критике.
Но, я не за этим) а удобным поводом сказать в адрес Льюиса несколько, на мой взгляд, недостающих ему слов. Непринимаемая "нарочитая сюжетность", "оптимизм", "дешевая благодать" (насчет дешевой не согласна, но цель термина ясна), плохой стиль, излишне блестящий интеллектуализм Льюиса, не есть ли, нет, не "неуверенность", хотя путь близок, а немыслимо огромная работа души этого человека, которого обвиняли и в ее плоскости, с включением всех аспектов жизни и деятельности?
Он строил дом для Бога, но в не пределов себя, пусть не для всех, но для многих. То, что почувствовали вы, было сквозняками, - он улыбаясь как мог и чем залеплял щели почти на глазах у подрядчиков. Всю жизнь. И случилось это.
Пришел Бог и ему не понравился дом, скажите? Нет, Льюис сам понял тщетность своей затеи, и что за бред, что стал ближе к Богу, прозрел "наконец", он всегда жил был в Нем. Всеми отмечаемая искренность Льюиса, и к сожалению лишь одним человеком, его не противоречивость сделанному ранее, не знак ли той вечной любви? Как можно судить вообще (понимаете вообще?)познал ли он Бога или любовь, в чем и сам сомневался, давно познал, но еще не увидел этого. Не сокрушение веры, любви или дел человеческих, а просто еще один этап на его пути, пусть и выглядещий как пропасть, это состояние человека, что бориться, познает, созидает.
Мой коммент вобщем то только замечание к другому :"мне и здесь показалось многое странным -- прежде всего, сам подход Льюиса к данной теме, эта необходимость что-то объяснять самому себе, доказывать, в чем-то разбираться, копаться и т.д." на стройке это нормально, это даже хорошо. А мы то много построили? Такие вот люди и строят...
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Май 9, 2010 07:29 pm
(Link)
==Как можно судить вообще (понимаете вообще?)познал ли он Бога или любовь, в чем и сам сомневался, давно познал, но еще не увидел этого.==

В моём постинге нет суда, а есть лишь попытка понять Льюиса - ЧТО стоит за его словами о том, что его "вера... была воображаемой". Суд в данном случае принадлежит Льюису, он судит собственную веру. А я просто фиксирую это и комментирую в меру моего понимания.

И конечно же, я не претендую на какую-либо объективность. Всё, что я пишу, - субъективно, по той причине, что я - субъект, а не объект (когда превращусь в объект, т.е. в труп, тогда и буду смотреть на вещи объективно - взглядом объекта).

[User Picture]
From:kinda_me
Date:Май 13, 2010 11:26 pm
(Link)
Владимир,
прошу меня заранее великодушно простить, что - вопреки вашему позднейшему предупреждению - лезу "шашкой махать" - но Льюис один и тот же что в Просто христианстве, что в Боли утраты. Когда преп. Пимен Великий говорит - "там, где сатана, там и я буду", мы ведь не воспринимаем это как кардинальную перемену, чуть ли не переворот в нем? Так и здесь, когда Льюис говорит о "карточном домике" своей веры, это - в переводе на просто язык - значит, что он подлил под него бетонный фундамент, поднял на сваи, обложил стены камнем и приладил крышу, только и всего. Это - скромность и самоукорение, и всегдашнее покаяние в своей негодности и несовершенстве. Эта книга - просто еще один, очередной level-up, а не breakthrough :)
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Май 16, 2010 12:31 pm
(Link)
==Льюис один и тот же что в Просто христианстве, что в Боли утраты==
==Эта книга - просто еще один, очередной level-up, а не breakthrough==

А я ведь и имел ввиду, что это - level up, только я бы не назвал этот level up "очередным" (всё-таки смерть жены - это перелом, который бывает раз в жизни, у Льюиса, по крайней мере, один раз); выход на новый уровень был в данном случае слишком резким, поэтому level up у Льюиса имел некоторые черты breakthrough. И я бы не сказал, что Льюис остался тем же. В многом - конечно, тем же, но кое в чём важном он стал другим. Я как читатель это ощутил. Уже одно то, что "Боль утраты" мне понравилась, тогда как я, вообще, не любитель Льюиса, - одно это говорит о значительных переменах в его душе. Да и что странного в том, что Льюис стал другим? Достоевский после приговора и каторги стал другим; Пастернак в 40-ых годах стал другим; Федор Сологуб в 20-ых годах, после самоубийства его жены, стал другим; Ингмар Бергман после смерти его последней жены стал другим... Почему бы и Льюису другим не стать?

==Это - скромность и самоукорение, и всегдашнее покаяние в своей негодности и несовершенстве.==

Если б оно было "всегдашним", то и проявлялось бы всегда, и эти проявления фиксировались бы в разных книгах; но в том-то и дело, что нигде, кроме "Боли утраты", он не говорит о кризисе своей веры. Или я что-то упустил, и где-то ещё он уже говорил об этом?
[User Picture]
From:abbatus_mozdok
Date:Сентябрь 27, 2013 01:50 pm
(Link)
как Вы относитесь к творчеству СИМОНЫ ВЕЙЛЬ?
[User Picture]
From:vladimir_chub
Date:Октябрь 1, 2013 04:42 pm
(Link)
Вейль не читал (к сожалению или к счастью - не знаю), поэтому не могу сказать о ней ничего.
(Извиняюсь, что отвечаю с такой задержкой; ездил в Сербию, только сейчас вернулся.)

Edited at 2013-10-01 16:44 (UTC)
Разработано LiveJournal.com